Michael Voskoboinikov (meriadoc_1171) wrote,
Michael Voskoboinikov
meriadoc_1171

Плоды сетехождения

"Первыми странниками были неутомимые трубадуры и рыцари. Они странствовали в поисках друг друга, как в "Валлийце Персивале" или "Ланселоте", а когда в конце-концов находили, то непременно с кем-нибудь сражались, если выпадал случай."

http://www.elhe.ru/cgi-bin/forum/YaBB.pl?board=steb;action=display;num=1055187904;start=2

Н.Бонналь. "Толкиен. Мир чудотворца"

*upd: почему-то работает ссылка через раз, так что я это сюда перетащу.



WWW-Dosk (http://www.elhe.ru/cgi-bin/forum/YaBB.pl) Разное >> Юмор >> Н.Бонналь. "Толкиен. Мир чудотворца"

------------------------------------------------------------------------
Заголовок: Н.Бонналь. "Толкиен. Мир чудотворца"
Прислано пользователем Раиса на Июнь 9th, 2003, 11:45pm
------------------------------------------------------------------------Вот такая книжка недавно вышла. Переведенная с французского. И вот такие перлы оттуда извлекла Форменэль (и опубликовала опять-таки на форуме Хеннет-Аннун). Орфография и пунктуация сохранены.
-------

"Саруман с Куруниром частенько наведывались к людям (дабы уберечь их от
дурного влияния), а Митрандир, он же Гэндальф, хаживал к Элронду и
эльфам."

"У Гэндальфа, понятное дело, всегда при себе Магический Жезл - символ
посвященного, как у гадалки - колода карт Таро. И тут уместно напомнить,
что по-латыни "глупый" означает буквально "тот, кто потерял жезл", а вместе с ним - и силу разума. Гэндальф теряет свой жезл во время схватки с Барлогом <...>. Однако он теряет его не в ущерб разуму, а словно затем, чтобы подняться на новый уровень Высшего знания. С другой стороны, сломав жезл Саурона, он лишает мудрости бывшего своего учителя."

"И "зеленый" Бомбадил в определенном, символическом, смысле - то же, что и Робин Гуд, выводящий из Шервудского леса заплутавших путников, или
знаменитый исламский святой Аль-Хидр, живое воплощение Провидения,
указующего путь истинный заблудшим богомольцам."

"Первыми странниками были неутомимые трубадуры и рыцари. Они странствовали в поисках друг друга, как в "Валлийце Персивале" или "Ланселоте", а когда в конце-концов находили, то непременно с кем-нибудь сражались, если выпадал случай."

"Бильбо пускается в путешествие, чтобы отыскать сокровища дракона, Фродо - чтобы раз и навсегда избавиться от проклятого Кольца, а Берен - чтобы снова обрести Сильмариллы, спрятанные в Морготе."

"Но после тщетного штурма Карадраса братья по Кольцу готовятся спуститься в преисподнюю, в прямом и переносном смысле, - в недра Мории. В этом зловещем месте обитают лишь призраки погибших гномов, пытавшихся отстоять в кровопролитной схватке с подземными чудовищами и орками добытые ими сокровища Подгорного царства."

"<про Толкина> можно сказать, что он, в определенном смысле поэт сатаны".

"Имя Урулоки, очевидно, происходит от злого древнескандинавского бога
Локи. А что касается имен и названий всевозможных тварей, все они, вероятно, плод воображения Толкина и объяснению не подлежат."

"Но на пути у него встают другие чародеи во главе с Гэндальфом, включая
хоббитов..."

"Напомним, что эльдар оказались во власти зла после того, как Феанор с
сыновьями дали страшную клятву никогда не чинить худа Морготу, а напротив, помогать ему всеми силами"

"Однако все имеет свой конец - даже сумеречный мир "Сильмариллиона", к
счастью, обречен на гибель..."

"Главный чертог Асгарда - Вальхалла, где Один встречает павших в бою
воинов. Впрочем, о ней известно много, и повторяться здесь мы не станем. Зато у Толкина ничего подобного нет. Однако у него есть диковинный лес Дориат, где все листья на деревьях блещут золотом, и этот лес сродни райским кущам "Сильмариллиона" и волшебным Лориэнским чащам."

"Живут гномы по соседству с загробным миром..."

"Мир Толкиена - это мир, где, выражаясь словами Пифагора, все дано в
ощущении. В этом мире даже деревья могут разговаривать и двигаться; в этом чудном мире птицы служат поверенными чародеям и феям; в этом мире псы живут со своими хозяевами, как закадычные друзья. В этом мире люди могут превращаться кто в птицу, кто в медведя, подобно Эльвингу в
"Сильмариллионе" или Беорну в "Хоббите". Границы между миром людей и зверей не существует, хотя звери четко поделены на две группы - пернатых и волосатых. В конце концов, и сами хоббиты ростом со средних размеров зверьков. Ноги у них крепкие, покрытые шерсткой, к тому же они не знают громоздкой обуви. Потребности у хоббитов тоже животные, и они удовлетворяют их по мере сил и возможностей, да и нравы у них диковатые."

[!!!! - mb]

"[Толкин] не только создал целый мир, но и подарил ему религию с особыми
обрядами и таинствами, верховными жрецами, подобными Гэндальфы, и их
паствой в лице хоббитов, стремящихся к духовному совершенству."

"Авторскую идеологию поможет нам понять простая интуиция"

"...меж скал парит благословенный Эарендил, обратившийся по собственной
воле морской птицей"

"Впрочем, Толкин был вполне доволен своим незаметным местом в
обывательском мирке, уродливом, однообразном, грязном и удручающе банальном. И все же себя он мнил ни кем иным, как Береном, а свою тихую жену - огненно-темпераментной Лучиэнью."

"[Толкина и Льюиса] объединяло почти гротесковое пристрастие к твидовым
пиджакам, коричневым кожаным ботинкам, кирпичного цвета плащам, бесцветным шляпам и короткой стрижке."

"Однако, насколько нам известно, жещинам у Толкина нашлось место не только в жизни (на самом деле общения с ними ему хватало), но и в книгах. Не стоит забывать об Эовин, валькирии, влюбленной в Арагорна, Галадриэли и Арвен из "Властелина Колец" или о богинях - Валие и незабвенной Лучиэни из "Сильмариллиона" и того же "Властелина Колец"

"Толкиен упоминает про них в "Хоббите": он восхваляет гномов, хранителй
подземных сокровищ, равно как и царя их Балина."

"Восседая на поднебесном троне, Один взирает на мир одним-единственным
глазом. У Толкиена он предстает в образе Илувтара (sic!), повелевающего
всем и вся, и злого колдуна Саурона с его одним, но всевидящим оком."

"Одни в скандинавской мифологии предстает то червем, то орлом, напоминая
таким образом Гваихира, который возносит Гэндальфа в поднебесье."

"Из слов самого Толкиена следует, что хоббит - существо простое, причем
настолько, что ему нет надобности ни слишком высоко расти, ни строить
дома."

"Но главное достоинство Бтльбо - в том, что мать его была легендарная
Белладонна Тук, "одна из трех знаменитых дочерей Старого Тука, вождя клана хоббитов"

"В конце "Властелина Колец" именно Туки, и только они одни, смогут
противостоять злодейским Сарумановым полчищам."

"А что до Фродо, самого мирного из четверки, то даже необыкновенно
прекрасный Фарамир будет воспринимать его как существо возвышенное,
эльфическое"

"Что ни говори, хоббиты и впрямь любили покушать, а еще - покурить.
Толкиен даже уделяет целых две страницы заведенному у них искусству курения, и первыми это почему-то встретили "на ура" курильщики марихуаны в американских кампусах: <скипнута цитата про трубочное зелье>. В этом растении сокрыта некая тайна, вернее, галлюциногенная сила: Каким образом Старый Тоби разнюхал про это растение - неизвестно; сам он на смертном одре ни в чем не признался. Однако растение это, похоже, произрастало в Пригорье, у пределов Хоббитании, о чем ведали лишь посвященные, точнее, избраннные, что слонялись вокруг пригорянского трактира "Гарцующий пони" <скипнута еще одна цитата про
курение> Когда же мы узнаем, какую роль Толкиен уготовил Следопытам под
водительством Арагорна, Магам, отправившимся за Гэндальфом, и гномам, стоявшим за Глоином и сыном его Гимли, то начинаем понимать, что искусство курения - это привилегия, дарованная меньшинству, истинным ценителям и посвященным."

"Мерри поверг одного из назгулов, поразив его в колено (рана сама по себе имеет важный эзотерический смысл), покуда Эовин, рискуя жизнью, отбивалась от этой мерзкой твари. А Пиппин, состоявший на службе у Денэтора, прославился, когда схлестнулся с Троллем, который едва его не прихлопнул. Силу, доблесть и мужество они укрепляют чудесным напитком "здравуром"

"Следом за вселенской битвой, произошедшей после войны чародеев -
Гэндальфа с Черными Всадниками и назгулами, началась война куда более прозаическая - грабительская <…> И если кто и сопротивляется бандитам и хоть как-то сдерживает их за пределами их логова, в Смиалах, так это, разумеется хоббиты-беляки - Туки."

"Такое изобилие златокудрых детишек вполне соответствует представлениям
Толкиена о человеческой красоте: лучше всего быть рослым и светловолосым. Вместе с тем золотой цвет - знак Солнца, знаменующий благополучие хоббитов. А это, в свою очередь, связано с богатыми урожаями ячменя, хлеба, винограда и трубочного зелья, имевшего в мирке хоббитов важное значение - посвятительное."

"Мир Толкиена - мир первозданный, или, как любят говорить сегодня,
первичный."

"Айнур-музыканты всецело подвластны воле дирижера и сочинителя. Перед ними две партитуры: одна - о начале, другая - о скончании веков."

--------
"Мелкор и правда не мог сотворить ничего путного: он мог только губить.
Тот факт, что некоторые из эльфов были обращены в орков, наводит на мысль: а не мог ли кто-то из хоббитов (или их ближайших родственников) стать Горлумом? Во всяком случае, так думал Гэндальф, отчего Фродо бросало в дрожь. Эльфы делились на несколько племен: эльдар, последовавших за Ороме, валинорских эльфов - их еще называли ваниар, любимцами Манве, - и авари, которые не пошли за Валар, потому что убоялись Мелкора."

"О подобном умении ловко работать руками и одновременно складывать новые
слова упоминается и в "Калевале": кудесник Вянемейнен умудряется даже
струг сложить из одних лишь песен. И потом, эльфийский язык куда благозвучнее в сравнении с рыкающим орочьим наречием. Достославнейший из нолдор, Феанор, - непревзойденный златоуст и золотых же дел мастер. Однако затмение, помрачившее его душу, и страшный обет, связавший по рукам семерых его сыновей, обернулись бедой для нолдор."

После того как Феанор отказался отдать Сильмарили "Валар предали Феанора
позору, и тому пришлось отправиться в ссылку."

"По большому счету, сюжет "Сильмариллиона" можно истолковать как историю
сопротивления феодальному господству, несправедливо признанному
незаконным."

"Животные олицетворяют мировой порядок с обеих сторон - добра и ла. Вот
почему в произведениях Толкина охотники большая редкость: в мире, где
пернатые и волосатые существа предстают в виде ближайших наших сородичей, охота была бы сродни людоедству. К примеру, Берен вообще не признает ни охоты, ни мяса; Арагорн тоже никогда не охотился, хотя снискал себе прозвище великого Следопыта; хоббиты лишь однажды отведали крольчатины, а так всю дорогу довольствовались путлибами - хлебцами эльфов; да и сами эльфы ни разу не вкушали мясного. Живой плотью, по словам автора, силы зла вскармливают волколаков, драконов и орков.
Ко всему прочему, Толкиен создал и так называемых промежуточных существ:
варгов, гоблинов и троллей - полулюдей-полузверей, ископаемых людоедов. А тот же Мелкор обратил эльфов в проклятых орков (косматых, длинноруких
рыкающих тварей), расплодившихся Бог весть каким образом повсюду, в то
время как племена избранных - эльфов и людей - не давали такого большого
потомства."

"Толкиен основательно прорабатывает величественный символ Повелителя
орлов, сделав из этих птиц осведомителей и одновременно непревзойденных ездовых животных."

"Впрочем, есть у него и пернатые, являющие собой полную противоположность благородным представителям пернатого царства: это назгулы, мерзкие стервятники, рыщущие за Хранителями Кольца по пятам, денно и нощно."

"Интересующие нас повествования проникнуты страхом и перед
пресмыкающимися. В "Хоббите" и "Сильмариллионе" ужас наводят драконы. Они тоже наделены злыми чарами и неусыпно сторожат сокровища, а кроме того - мстят добрым героям (как Глаурунг Торину (sic!)) или издеваются над хрупкими хоббитами (как в "Хоббите"), когда один из них пробирается в драконье логово и похищает золотую чашу с сокровищами."

"В злобных тварях, созданных автором "Хоббита", ненасытная, всепожирающая сущность проявляется неизменно. Сэм, к примеру, никак не может избавиться от страха, что прожорливый Горлум когда-нибудь его проглотит."

"…Так, Белогрив, еще один скакун из конюшен Теодена, сраженный в бою,
рухнул и придавил насмерть своего седока - великого конунга, будто бы в знак того, что негоже было Теодену разлучаться со Светозаром. Впрочем, куда более зловещи другие кони - те, что несут на себе Черных Всадников, - взращенные на Мордорских пастбищах. Кони эти предстают в
прямом смысле носителями злых сил, способных подчинить своим пагубным чарам кого угодно: например, превратить эльфов в орков, а благородных скакунов - в верховых лошадей Черных Всадников, охотников за Кольцом."

"А пока давайте вспомним самых "милых" созданий Толкиена - Горлума, Шелоб и Унголиант. Толкиен сознательно отвергает символическое значение паука, ткущего паутину судеб. Он делает из него ненасытное чудовище, готовое проглотить кого угодно, - чем не олицетворение всепожирающего начала нынешних времен, оскверненных понятием материализма."

"Горлум ослеплен блеском золота больше, чем легендарный дракон Фафнир и
бог Один; он бессмертен, или почти, и неутомим (он без устали следует за
хоббитами), но жизнь его от этого не становится лучше."

"То был барлог, увлекший Гэндальфа в черную бездну Мории, к ужасу его
спутников (барлог столь же непостижим, как и осьминогоподобная тварь,
схватившая за ногу Фродо), - одно из самых омерзительных чудовищ в
бестиарии Толкиена. Эти проклятые чудища обречены вечно скитаться в глубоких подземельях, угрожая бедным путникам."

"Таким вот чудесным образом складываются отношения у мага с животным. Они, в конце концов, становятся единым целым: резвый и умный скакун вполне под стать своему хозяину - мудрому и доброму волшебнику.
Между тем Сэм и Фродо, предоставленные самим себе, встречают коварного
Горлума, который может запросто уложить их одной лапищей и даже
проглотить."

"[Хуан] Лучиэни станет опорой, куда более верной, нежели неловкий Берен."

"Хуан в пух и прах кромсает Сауроновых волколаков, прежде чем наконец
добирается до самого Саурона"

"Самому же Хуану суждено погибнуть в поединке с волком Кархаротом, ставшим благодаря проглоченному Сильмариллу почти неуязвимым."

О троллях: "…к тому же, они людоеды, а по натуре - сущие звери."

О варгах: "…придумал их Толкиен затем, чтобы попугать не только своих
героев, но и юных читателей."

"Поиск - тоже удел благородных рыцарей, входящих в воинскую касту,
решительно не признающую ни духовенства, ни крестьянства. А поиск для
воителя - это и эпопея Силы, и Евангелие; не случайно название
древнеиндийской касты воинов-кшатриев происходит от санскритского слова
"кшатра", что, среди прочего, означает силу."

"У Толкиена герои-воители имеют две отличительные особенности: они, как на подбор, рослые и светловолосые. В их облике явно угадываются нордические корни. Как писал историк Ле Гофф в своем памятном труде "Цивилизация средневекового запада", юные герои песен жестов были светлокожие и светлокудрые"

"Толкиен не раз упоминает, что наружность у Арагорна не самая
привлекательная."

"Непорочность будет лежать на Эовин тяжким бременем на протяжении почти
всей книги."

"[Фарамир] поймет, сколько лиха хлебнул хоббит с Боромиром, защищая
Кольцо."

"И тогда Толкиен, словно возомнив себя Арагорном, подвигает предводителя
воинства освободителей к такому решению: он предлагает устрашившимся
отступиться."

"А что до неустрашимой "валькирии" Эовин, она выжила после своего
последнего боя - и стала женой Фарамиру, вручившему Арагорну ключи от Гондорской цитадели. Поступок этот явно пришелся бы не по нраву брату его Боромиру и отцу Денэтору, впрочем, их уже не было среди живых и корить Фарамира за свойственное ему благородство было некому."

"Ну а битва Арагорна с союзниками увенчалась победой потому, что они
действовали мудрее, нежели эльфы в "Сильмариллионе"

О Гэндальфе: "Мы так никогда и не узнаем, ни сколько ему лет, ни то, как
он жил и чем занимался в давнем-давнем прошлом. Был ли он когда-нибудь молод, подобно Арагорну, и как объявился в Средиземье в своем чародейском обличье - действительно ли нежданно-негаданно?"

Снова о Гэндальфе: "…он вызывает отряд белопенных всадников, и те,
вздыбившись могучими валами, затопляют брод и сметают напрочь Черных
Всадников".

"На вершине этого "зиккурата" Гэндальф наконец повергает Барлога и
сбрасывает его к подножию горы. Однако на том его мытарства не
заканчиваются. <…> Гэндальф становится сродни дживе: он шагнул за грань
жизни и смерти, вышел за врата восприятия. <…> Гэндальф в определенном
смысле дематериализовался. А некоторое время спустя облачился во все белое и стал вестником Владычицы эльфов Галадриэли…"

"У Толкиена, коротко говоря, песни подразделяются на три вида: эльфийские баллады - печально-ностальгические, воспевающие стародавние времена и канувших в Лету героев" удалые, жизнерадостные хоббитские песенки <…>, и, наконец, песня Бомбадилова (sic!), воспевающая природу и таящая в себе некие тайны."

"Бомбадил - живое воплощение аристотелева счастья: он принадлежит к числу самодовлеющих личностей. Этот лесной дикарь и его жена-нимфа будто создали себе отдельный сказочный мир…"

"Женские образы тем более восхитительны и во "Властелине Колец", и в
"Сильмариллионе", что они редки."

"Арагорн больше чем воитель: он - посвященный кшатрия…"

--------
"[В Лориэне] путники взбираются на макушку чудо-дерева, олицетворяющего
Axis mundi - Ось мира, соединяющую людей и небеса, или, в данном случае - эльфов с их богами."

"Ульмо в некотором смысле управляет нервной системой Арды, через которую
проходят все импульсы от земных раздражителей."

"…спуск братьев по Кольцу в лодках по широкому величавому Андуину,
несущему свои воды в Мордор (и в Минас-Тирит)"

"Одно из величайших странствий, о которых поведал нам Толкиен, - это поход нолдор на север во главе с Феанором. Поначалу это "великое переселение" напоминает об Исходе сынов Израилевых в Землю обетованную под водительством Моисея или о миграциях северных народов."

"…для нолдор ужасающим бременем стало Северное пророчество, обещавшее им
страшные беды среди снегов и льдов."

"В перерождении Феанора Валар усматривают худшее из деяний Моргота.
Исступленная ярость уходит из Феанора вместе с жизнью, и тело его тотчас
сжимается в комок, потому что кроме гнева в нем уже ничего не оставалось."

Про энтов: "перед нами - своеобразное безмятежное монашеское братство."

"Но величайшая литературная заслуга Толкиена как раз в том и заключается, что описанию этого нескончаемого перехода он отвел в своей книге добрых триста страниц."

"В "Сильмариллионе" огромный незадачливый Турин водружает шишак на голову дракона, который предрекает ему битву с великим драконом Глаурунгом, посланцем Моргота. В конце концов, он одолевает дракона, но тот успевает предопределить и его собственную смерть, вернее самоубийство, погубив Ниниэль, несчастную жену Турина."

"В другом месте тот же автор [Фулканелли] поясняет нам роль твердых
активных предметов, заключающих в себе мужское начало. К ним относятся жезл, посох, скипетр, древко копья или дротика."

"Когда Мелкор загубил Древо жизни и Древо Светла, Лаурелин и Тельперион…"

"Менегротский чертог в Тинголе, или Граде Гондолине, воздвиг Тургон
Неврастиец."

"Там же, во "Властелине Колец", эльфы строят и лодки - средство общения с Внешним Миром; как признаются своим гостям сами эльфы, они вкладывают
любовь души и сердца во все, что делают своими руками, и любовь эта служит залогом совершенства каждой эльфийской поделки."

"И все же главный симпол в "Хоббите" - Аркенстон, или краеугольный камень. Арагорн носит на шее зеленый камень, вызывающий в памяти Грааль, тем более, что, по Генону, чаша Грааля была вырезана из изумруда."

"…таинственный Аркенстон, то возникающий, то исчезающий на протяжении
всего произведения Толкиена."

"…толкиеновских Валар нельзя считать богами, а Толкиена -
автором-язычником, поскольку, как мы знаем, он был убежденным, верующим католиком."

"…хотя в "Сильмариллионе" человек и не совершает чего-то непоправимого, по натуре своей он, однако, больше склонен к архангелу зла, нежели к эльфам."

"Когда-то Бальзак пытался возродить в своей "Человеческой комедии"
идеальное гражданское общество, а Толкиен, как видно, решил в пример Богу, или, по крайней мере, ветхозаветному Богу сотворить мир за шесть дней. Быть может, в этом его величайшая ошибка, как традиционного католика, или, уж во всяком случае, тайна."

"[Айнур] связаны с Эру так же, как скандинавские боги с Одином или
греческие с Зевсом."

"Недолго, однако, звучала чудесная гармония, ибо уже в начале начал -
буквально на второй странице "Сильмариллиона" - объявился мятежный ангел, нарушивший вселенское благозвучие."

"По наблюдениям Эразма, неблагозвучная музыка особенно дурно воздействует на девиц, достигших поры замужества."

[истинно так :) ]

"Стремление Мелкора к одиночеству тоже по-своему любопытно. Мятежный
ангел, он, подобно романтическому герою-скитальцу, пытается бежать прочь от остальных Айнур, дабы в уединении посвятить себя сочинению безумной музыки."

"Манве в чем-то сродни индуистскому Брахме, парящему верхом на лебеде."

"Печаль, но не отчаяние - главный порок и грех в мире Толкиена, где
разруха, причиненная архангелом зла, так велика и неизбывна, что ей, кажется, никогда не будет конца."

"У Тулкаса необычная супруга: зовут ее Нессой - она родственница оленям и ланям, хотя и проворнее их. Несса непревзойденная танцовщица - живое
воплощение мысли Ницше о том, что мужчина должен быть искусным воином, а
женщина - доброй матерью, ну а когда они вместе, то должны танцевать."

"Применительно к великой охотничьей традиции Ороме - охотник-чистильщик…"
---------------------------------------------------------------------

Если у вас есть враг-толкинист в юном возрасте - купите эту книжку и подарите ее его учителю литературы.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments